Великая победа!
ПИСЬМА С ВОЙНЫ
1942, 1 декабря, [от А.И. Груздева С.И. Груздевой в Тотьму] № 139. Сегодня я хочу написать тебе о своей жизни, чтоб ты за меня была спокойна совершенно. Живу в блиндаже вдвоем с моим ординарцем Емельяном. В блиндаже железная печка, которую мы топим почти беспрестанно. Спим на деревянных кроватях, я имею одеяло и даже подушку. Блиндаж имеет окно, а ночью на моем столе горит электрическая лампочка, питающаяся аккумулятором. Стены Емельян по обыкновению обивает газетами, а в моем углу даже простынью. Потолок обит плащпалаткой, пол в блиндаже дощатый. Словом, ничуть не хуже коммунальной квартиры, а нашей, пожалуй, и лучше, т. к. в блиндаже совершенно сухой и чистый воздух. Рядом имеется роскошная баня, и все это без всякой платы за коммунальные услуги. С переездом в другое место живешь часто просто без всяких домов, а если постоишь подольше, то через 3-4 дня возникают новые дома подчас и лучшей конфигурации. Кстати, на моем столе всегда телефон, чаще всего аппарат появляется тогда, когда я не имею даже намека на жилище: без телефона моя жизнь и деятельность немыслимы. Следует сказать, правда, что этот вид техники мне настолько надоел, что если я доживу до конца войны, дома телефона не поставлю: ибо покоя нет ни днем, ни ночью.
КОМАНДНАЯ ТОЧКА
В течение нескольких лет после Второй мировой войны США создавали стратегические силы, основанные на использовании бомбардировщиков B-36 Peacemaker, способных наносить удары по любому потенциальному противнику с авиабаз на американской территории. Возможность ядерного удара по территории самих США рассматривалась как чисто гипотетическая, поскольку никакая другая страна мира не обладала в то время ядерным оружием. Главное опасение американских стратегов заключалось в возможности попадания ядерного оружия в руки «сумасшедшего генерала», который мог бы решиться на нанесение удара по СССР без надлежащего приказа (этот сюжет использовался во многих фильмах и шпионских романах). Чтобы успокоить страхи общественности, ядерное оружие США было передано под контроль самостоятельного ведомства — Комиссии по атомной энергии США.
Одновременно обсуждалась возможность помещения арсенала Комиссии по атомной энергии США под международный контроль или ограничения его размеров. Тем временем усилия СССР, в частности советской разведки, были направлены на то, чтобы ликвидировать монополию США на обладание ядерным оружием.
КОМАНДНАЯ ТОЧКА
С геополитической точки зрения результат поражения СССР в холодной войне напоминает 1918 год. Потерпевшая поражение империя находится в стадии демонтажа. Как и в процессе прекращения предыдущих войн, здесь наблюдался отчётливо момент капитуляции. Вероятнее всего, такой момент наступил в Париже 19 ноября 1990 года. Там, на конклаве, проходившем в атмосфере показной дружественности, которая была призвана скрыть реалии ситуации, Михаил Горбачёв принял условия победителей. В завуалированных, изящных выражениях он назвал объединение Германии, которое произошло исключительно на западных условиях, великим событием. По существу же это было эквивалентом акта о капитуляции, подписанного в железнодорожном вагоне в Компьене в 1918 году или на борту линкора «Миссури» в августе 1945-го. Хотя это главное содержание было аккуратно упаковано в слова о дружбе.
ПИСЬМА С ВОЙНЫ
1942, 4 декабря, [от С.И. Груздевой на фронт] № 98. Мы с Наташей дома, из больницы пришли 1-го. У Наташи ушко не болит, но она плохо слышит на правое ушко. Говорят, что пройдет. У меня еще бюллетень. С ушами ее вожусь, сколь в моих возможностях — делаю компрессы, слежу за каждым шагом, чтобы холодом не хватило. В ответ на твое обращение Военкомат схлопотал 200 гр. масла и обещали валенки мне. Я чувствую себя хорошо, но рука все еще побаливает, делать ею почти ничего не могу. Дома я не лежу совсем, одной рукой многое делаю, кое-что помогаю и левой, например, шью, чищу картошку, но горький опыт не забываю, все больше руку прижимаю к боку, — попасть в больницу 3-й раз просто даже непри-лично. Письмо твое врачу я не передала — я уже поправилась, когда оно пришло, а ты писал о тяжелом состоянии моем, так, думаю, лучше уже не передавать. Худо дело у нас с козами — кормить становится нечем, и поэтому они почти ничего не доят — один стакан в день. Письма многие пропадают, вероятно, цензор не успевает просматривать.

Слава нашему великому народу, народу-победителю!

И.Сталин